Организация Объединенных Наций

CRC/C/CHL/IR/1

Конвенция о правах ребенка

Distr.: General

6 May 2020

Russian

Original: Spanish

English, French and Spanish only

Комитет по правам ребенка

Расследование в отношении Чили, проведенное в соответствии со статьей 13 Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающегося процедуры сообщений

Доклад Комитета *

I.Введение

1.В соответствии со статьей 13 Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающегося процедуры сообщений, Комитет, если он получает надежную информацию, указывающую на грубые или систематические нарушения государством-участником прав, предусмотренных в Конвенции или в Факультативных протоколах к ней, предлагает этому государству-участнику сотрудничать в изучении такой информации и с этой целью безотлагательно представить замечания в отношении соответствующей информации. С учетом любых замечаний, которые могут быть представлены соответствующим государством-участником, а также любой другой имеющейся у него надежной информации Комитет может назначить одного или нескольких своих членов для проведения расследования и срочного представления доклада Комитету. В тех случаях, когда это оправданно и с согласия государства-участника, расследование может включать посещение его территории.

2.Чили ратифицировала Конвенцию о правах ребенка 13 августа 1990 года, а Факультативный протокол к ней, касающийся процедуры сообщений, — 1 сентября 2015 года. Таким образом, процедура, предусмотренная статьей 13, может применяться с 1 декабря 2015 года.

3.22 июля 2016 года Комитет получил запрос о проведении расследования в отношении положения детей и подростков, лишенных семейного окружения, в чилийских учреждениях интернатного типа, которые находятся под прямым или косвенным контролем Национального управления по делам несовершеннолетних (СЕНАМЕ). Описанные факты указывают на возможные грубые и систематические нарушения прав, закрепленных в Конвенции. Эта информация была дополнена официальными документами СЕНАМЕ, Палаты депутатов и Прокуратуры, которые были направлены в Комитет.

4.Комитет счел полученную информацию достоверной, рассмотрел ее на своей семьдесят четвертой сессии, проходившей с 16 января по 3 февраля 2017 года, и постановил, не предрешая существа этой информации, зарегистрировать запрос о проведении расследования. В соответствии с пунктом 1 статьи 13 Факультативного протокола и правилом 35 правил процедуры Комитета в связи с Факультативным протоколом к Конвенции о правах ребенка, касающимся процедуры сообщений, Комитет решил просить Чили представить замечания по вопросам, находящимся на рассмотрении Комитета.

5.Чили представила свои замечания Комитету 18 мая 2017 года. Приняв во внимание полученные замечания, рассмотрев всю представленную информацию и придя к выводу, что описанная ситуация отвечает критериям для проведения расследования, Комитет постановил провести конфиденциальное расследование в связи с возможными грубыми и систематическими нарушениями различных положений Конвенции в отношении значительной части детей и подростков, находящихся на попечении государства-участника, в соответствии с пунктом 2 статьи 13 Факультативного протокола и правилом 36 своих правил процедуры, и назначить членов Комитета Хорхе Кардону и Хосе Родригеса Рейеса ответственными за его проведение.

6.Государство-участник разрешило двум экспертам, назначенным Комитетом, посетить страну.

II.Посещение государства-участника

7.Эксперты посетили страну с 8 по 12 января 2018 года. Они побывали в областях Сантьяго и Вальпараисо.

8.В соответствии с правилом 37 правил процедуры государству-участнику было предложено назначить своего представителя для содействия сотрудничеству. Правительство назначило представителя, который активно сотрудничал в рамках своего мандата.

9.Во время посещения страны эксперты встретились примерно со 100 людьми, включая Министра юстиции и по правам человека, Министра социального развития и по делам семьи, Председателя Верховного суда, несколько судей по семейным делам, Государственного прокурора и несколько прокуроров, ответственных за расследование такого рода дел, директора СЕНАМЕ на момент посещения страны и предыдущего директора этого органа, директора Национального совета по делам детей, начальника карабинеров, директора Службы судебно-медицинской экспертизы, директора Национального института по правам человека (НИПЧ), несколько депутатов и сенаторов, чиновников различных служб и министерств, представителей органов ООН, представителей профсоюзов сотрудников СЕНАМЕ и представителей различных организаций гражданского общества, включая некоторых людей, которые в детстве находились в учреждениях, подведомственных СЕНАМЕ.

10.Эксперты посетили четыре учреждения интернатного типа, два из которых находятся в непосредственном ведении СЕНАМЕ («Плайа Анча» в Вальпараисо и «Галварино» в Сантьяго), а два — под управлением учреждений-партнеров (интернат имени кардинала Рауля Сильва Энрикеса в Пунта-де-Тралька и «Пекеньо Коттоленго» в Сантьяго).

11.Комитет высоко оценивает сотрудничество со стороны правительства и всех учреждений, с которыми по его просьбе у него состоялись встречи.

III.Источники информации и конфиденциальный характер работы

12.В соответствии с правилом 35 правил процедуры Комитет запросил дополнительную информацию из различных источников.

13.Комитет собрал многочисленные документальные свидетельства. Многие документы находятся в открытом доступе, например Итоговый доклад Комиссии по расследованию Палаты депутатов за 2013 год; протоколы Комиссии по расследованию Палаты депутатов за 2017 год; доклад «Проект в области сбора и обобщения информации о детях и подростках в системе учреждений интернатного типа Чили», подготовленный в 2012 году институциональной комиссией судебной власти при поддержке Детского фонда Организации Объединенных Наций (далее «доклад Хелдреса») и другие доклады судебной власти; доклад НИПЧ, озаглавленный «Миссия по наблюдению за положением в центрах защиты интернатного типа системы СЕНАМЕ», подготовленный по итогам посещения в общей сложности 171 центра защиты интернатного типа в период с января по апрель 2017 года (далее «доклад НИПЧ»); годовые доклады НИПЧ; документация, предоставленная СЕНАМЕ и т. д. Другие документы были переданы Комитету или вручены экспертам в конфиденциальном порядке во время посещения ими страны. Комитет приятно впечатлен объемом данных, которые были собраны и представлены ему заинтересованными сторонами, участвовавшими в расследовании.

14.Приводимые ниже данные, если не указано иное, взяты из официальных и открытых докладов.

15.В соответствии с пунктом 3 статьи 13 Факультативного протокола расследование проводится конфиденциально, и на всех стадиях этого процесса испрашивается сотрудничество со стороны государства-участника. Все лица, участвовавшие во встречах во время посещения страны, подписали обязательство о неразглашении конфиденциальной информации.

IV.История вопроса и контекст

16.СЕНАМЕ было создано на основании Декрета-закона № 2465 от 1979 года в качестве подведомственного Министерству юстиции органа, который отвечает как за систему социальной реинтеграции подростков, находящихся в конфликте с законом,

так и за систему защиты детей и подростков, чьи права были нарушены, посредством осуществления амбулаторных программ и программ, предусматривающих помещение в учреждения интернатного типа.

17.Программы, предусматривающие помещение в учреждения интернатного типа, предназначены для ухода за детьми и подростками, которые лишены надлежащего семейного окружения. По состоянию на конец 2016 года в учреждениях интернатного типа находилось 14 245 детей и подростков. Хотя существует 15 различных типов учреждений интернатного типа, их можно подразделить на две основные группы: центры интернатного типа, находящиеся в непосредственном ведении СЕНАМЕ (ЦИТНВ), и центры, управляемые аккредитованными и субсидируемыми СЕНАМЕ учреждениями-партнерами (АСУП), т. е. находящиеся в частном управлении. В стране насчитывается 11 ЦИТНВ и приблизительно 240 АСУП. Эта последняя система делегирования функций третьим сторонам основывается на механизме открытых конкурсов, и учреждения такого типа составляют большинство, так, например, в 2016 году в АСУП находилось 11 492 ребенка и подростка, а в ЦИТНВ — 2753.

18.Помимо ЦИТНВ и АСУП существует третья категория учреждений, так называемые «смежные учреждения», представляющие собой частные центры, которые не аккредитованы СЕНАМЕ и не находятся под его контролем. Деятельность этих центров не регулируется законом, но судебные органы относятся к ним с терпимостью и направляют в них детей и подростков, поскольку в ЦИТНВ и АСУП не хватает мест. По состоянию на август 2016 года в этих центрах находилось 405 детей и подростков.

19.Исключительной компетенцией отбирать детей и подростков у их биологических семей или у тех, кто имеет над ними юридическую опеку, и помещать их в центры интернатного типа в качестве исключительной и временной меры, когда нет другого альтернативного ухода в семейном окружении, обладают суды по семейным делам, учрежденные Законом № 19968 от 2008 года. Дирекция СЕНАМЕ обязана сообщать в суд о любых фактах, которые могут угрожать ребенку или подростку, помещенному в учреждение, просить суд принять меры и быть стороной в судебном разбирательстве.

20.Заявления с жалобами на плохую работу центров защиты и на нарушение прав в них поступают давно. В этой связи следует отметить, в частности, доклад Хелдреса 2013 года, доклад Комиссии по делам семьи Палаты депутатов о СЕНАМЕ 2013 года, заявления и документы, представленные Второй следственной комиссии Палаты депутатов о ситуации СЕНАМЕ в 2016–2017 годах и доклад НИПЧ за 2018 год.

21.Комитет выразил обеспокоенность по этому поводу и сформулировал рекомендации в отношении системы защиты в своих заключительных замечаниях по Чили в 2002 (CRC/C/15/Add.173, пункты 35 и 36) и 2015 (CRC/C/CHL/CO/4-5, пункт 54) годах.

V.Грубые и систематические нарушения прав детей и подростков в чилийских центрах защиты интернатного типа, которые находятся под прямым или косвенным контролем Национального управления по делам несовершеннолетних

A.Несоблюдение обязательств государства-участника по Конвенции в отношении детей и подростков, лишенных семейного окружения

1.Недискриминация

22.В соответствии со статьей 2 Конвенции Чили обязана гарантировать свободу от дискриминации по какому бы то ни было признаку, включая экономическое положение ребенка, его родителей или законных представителей.

23.По общему мнению, бедность является одной из причин институционализации детей. «Плохие социально-экономические условия» часто используются субъектами системы в качестве повода для подачи жалоб на жестокое обращение или отсутствие родительской заботы.

24.Большинство детей и подростков, находящихся в центрах интернатного типа, являются выходцами из малоимущих семей. К областям, где насчитывается больше всего детей и подростков в системе интернатов СЕНАМЕ, относятся Столичная область Сантьяго, Био-Био и Араукания. Био-Био является самой бедной областью страны, Араукания занимает третье место.

25.Комитет считает, что государство-участник нарушает статью 2 Конвенции, поскольку позволяет помещать детей и подростков в учреждения интернатного типа из-за экономических трудностей и не способствует принятию семейными судами мер в целях предоставления материальной помощи, необходимой семьям для обеспечения надлежащего ухода за детьми и подростками, отдавая тем самым предпочтение институционализации в ущерб другим формам ухода и не уделяя должного внимания решениям, альтернативным институционализации.

2.Наилучшее обеспечение интересов ребенка

26.В соответствии с пунктом 1 статьи 3 и статьей 25 Конвенции Чили обязана гарантировать право ребенка на то, чтобы во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделялось наилучшему обеспечению интересов ребенка. Она также обязана проводить периодическую оценку условий институционализации ребенка.

27.Решение об изъятии ребенка из его родной семьи или из расширенной семьи должно быть крайней мерой. Однако:

a)судьи не уделяют должного внимание вопросам оказания социальной поддержки семьям с целью разрешения ситуации с ущемлением прав детей или подростков и недопущения их изъятия из семьи;

b)отсутствие достаточных обоснований в решениях зачастую не позволяет узнать, какие элементы были рассмотрены, какой вес они имели, какие обстоятельства были оценены и как проходил процесс определения наилучших интересов ребенка в качестве основного соображения при принятии решения.

28.Программы защиты с помещением в учреждения интернатного типа не предусматривают проведения независимой оценки на предмет необходимости продолжения институционализации с учетом наилучших интересов ребенка или подростка, что иногда приводит к тому, что ребенок или подросток находится в этих центрах весьма длительный период времени, в некоторых случаях более пяти лет.

29.По административным причинам братья и сестры помещаются в разные учреждения. По состоянию на начало 2017 года 24,1 % детей и подростков, находившихся в учреждениях интернатного типа, имели братьев и сестер в других центрах.

30.Комитет считает, что государство-участник нарушает пункт 1 статьи 3 и статью 25 Конвенции, поскольку оно:

a)отдает предпочтение институционализации в ущерб другим альтернативным формам работы с семьей;

b)не установило в законодательном порядке критерии и обстоятельства, которые должны приниматься во внимание при оценке и определении наилучших интересов ребенка, и не обеспечило включения в решения об институционализации достаточных обоснований для оценки и определения наилучших интересов ребенка;

c)не проводит на регулярной основе независимую оценку положения каждого ребенка или подростка для наилучшего обеспечения его интересов;

d)допускает неконтролируемое продление сроков институционализации;

e)допускает разлучение братьев и сестер по причинам административного характера без учета их наилучших интересов.

3.Обязанность обеспечивать соблюдение правил учреждениями, отвечающими за защиту

31.В соответствии с пунктам 2 и 3 статьи 3 Конвенции Чили обязана обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, и чтобы учреждения, службы и органы, ответственные за заботу о детях или их защиту, отвечали нормам, установленным компетентными органами, в частности в области безопасности и здравоохранения и с точки зрения численности и пригодности их персонала, а также компетентного надзора.

32.Инфраструктура и оборудование многих учреждений интернатного типа находятся в критическом состоянии, при этом они постоянно ухудшаются, а их ремонт является частичным и некачественным. В числе проблем, связанных с обеспечением безопасности, можно назвать отсутствие путей эвакуации и зон безопасности, просроченные или отсутствующие огнетушители, плохое состояние лестниц, отсутствие планов эвакуации, неоснащенность бассейнов средствами безопасности и т. д. Также имеются недостатки в части размеров и использования помещений внутри зданий, такие как нехватка многофункциональных помещений общего пользования, плохая оснащенность кухонь, плачевное состояние мебели и фурнитуры, разбитые окна, поврежденные двери, облезшие потолки и разбитая напольная плитка. Также не хватает туалетных комнат, некоторые из них являются общими для мальчиков и девочек, а душевые и/или туалеты не разделены на кабинки или не имеют дверей.

33.Центры переполнены. По состоянию на конец 2017 года 5 из 11 ЦИТНВ были переполнены на 60, 46, 35, 33 и 24 %.

34.Технические аспекты программ интернатного типа, в отношении которых проводятся открытые конкурсы, являются весьма расплывчатыми и поэтому свободно и произвольно интерпретируются АСУП.

35.Уровень подготовки персонала, выполняющего надзорные функции, равно как и преподавательского состава и воспитателей, непосредственно работающих с детьми, является недостаточным или очень низким. Для непосредственной работы с детьми и подростками требуется лишь аттестат зрелости, а этого явно недостаточно. Многие сотрудники не обладают достаточной компетенцией и навыками для работы с детьми. Поведение детей и подростков, направляемых в интернаты, становится более деструктивным, но несмотря на это работники не повышают свою квалификацию для учета сложных поведенческих потребностей и решения этой проблемы. В докладе НИПЧ отмечается, что половина сотрудников, принявших участие в обследовании, сообщили, что не проходили подготовки. Из-за периодической нехватки персонала рабочие смены (которые должны составлять12 часов) могут длиться 24 или 36 часов. Несмотря на сильный стресс, которому подвергаются сотрудники на работе, какие-либо программы по охране их психического или физического здоровья отсутствуют. Все это сказывается на уходе за детьми и подростками и их защите. С другой стороны, набор специалистов и технического персонала СЕНАМЕ производится по принципу партийной принадлежности; на работу принимаются политические активисты, при этом процесс отбора, основанный на уровне квалификации, как таковой отсутствует.

36.В рамках технического надзора за работой АСУП со стороны СЕНАМЕ основное внимание уделяется ситуации в субсидируемых центрах, а не положению детей и подростков.

37.За мониторинг положения детей и подростков и прогресса, достигаемого ими в рамках программы реинтеграции, отвечают судебные органы. Однако, с одной стороны, большинство судей не имеют специальной подготовки для оценки такого прогресса и ограничиваются в основном наблюдением за ситуацией в центрах, а, с другой стороны, в судебных решениях во многих случаях не указывается, какие права были нарушены, что не позволяет определить, за что ребенок или подросток был направлен в интернат и от чего он должен восстановиться. Это приводит к тому, что работа в части планов поддержки практически не ведется, и, кроме того, к отсутствию контроля за тем, что должно делать соответствующее учреждение. Суд, рассматривающий дело, зачастую не следит за истечением установленного срока, и ребенок или подросток остается в учреждении без принятия судом соответствующего решения.

38.Более 400 детей и подростков находятся в «смежных учреждениях», деятельность которых не регулируется законом, но судебные органы направляют в них детей и подростков, потому что в ЦИТНВ и АСУП не хватает мест. Поскольку эти центры не получают субсидий, они не контролируются СЕНАМЕ.

39.Министерство юстиции и СЕНАМЕ неоднократно получали предупреждения от Главного контрольно-ревизионного управления Республики в связи с очень серьезными нарушениями правил этими центрами, которые оставались без надлежащего ответа.

40.Комитет считает, что государство-участник нарушает пункт 3 статьи 3 Конвенции, поскольку оно:

a)не обеспечивает надлежащей инфраструктуры для ухода за детьми и подростками в учреждениях интернатного типа, условия пребывания в которых в части гигиены, чистоты и безопасности являются неудовлетворительными;

b)не комплектует длительное время штат сотрудников учреждений интернатного типа достаточным количеством квалифицированных специалистов для обеспечения защиты и ухода за детьми и подростками, которые поступают в эти учреждения, после того как они подверглись насилию, жестокому обращению, отсутствию заботы и сексуальному насилию;

c)не оказывает необходимой помощи для обеспечения специализированного ухода за детьми и подростками, особенно в плане планирования и качества планов индивидуальной поддержки в соответствии с международными минимальными стандартами;

d)не обеспечивает достаточно строгого контроля со стороны как судебных органов, так и СЕНАМЕ, в частности в том, что касается соблюдения минимальных стандартов в отношении инфраструктуры, безопасности, наблюдения и ситуации с гигиеной и благополучием; и не располагает надлежащей и/или ненадежной информацией, которую должны представлять учреждения интернатного типа в суды относительно общего положения детей и подростков;

e)направляет детей и подростков в «смежные учреждения», деятельность которых оно не контролирует.

4.Общие меры по осуществлению

41.В соответствии со статьей 4 Конвенции Чили обязана принимать все необходимые законодательные, административные и другие меры для осуществления прав, признанных в настоящей Конвенции.

i)Законодательство

42.Закон о несовершеннолетних № 16618 от 1967 года основывается на попечительском подходе к детям, в рамках которого приоритет имеет патерналистская и репрессивная роль государства. В 2005, 2013 и 2015 годах были представлены три законопроекта о комплексной защите, но ни один из них до сих пор не стал законом.

43.Деятельность АСУП регулируется Законом № 20032, который не предусматривает достаточных мер для контроля за деятельности в центрах интернатного типа.

ii)Координация

44.Специалисты, работающие в центрах, сообщают об отсутствии координации с Министерством образования. Они отмечают, что система образования не только не сотрудничает, но и в некоторых случаях чинит препятствия, не позволяя проявлять необходимую гибкость для адаптации учебных программ с учетом потребностей каждого ребенка или подростка.

45.Координация и межсекторальная работа с Министерством здравоохранения, несмотря на достигнутый прогресс, все еще не осуществляются в достаточном объеме, при этом в большинстве случаев государственные службы здравоохранения не обеспечивают надлежащего ухода.

46.Из-за отсутствия координации личное дело ребенка или подростка, когда он поступает в центр, не содержит полной информации о здоровье, образовании и социальном обеспечении.

iii)Данные

47.Система сбора данных СЕНАМЕ предназначена для получения субсидий, а не для получения представления о положении отдельных детей и подростков. Поэтому весьма трудно получить полные, надежные и дезагрегированные данные, которые бы позволили составить представление о положении каждого ребенка и подростка в системе защиты и определить, подвергается ли он дискриминации или неравенству в плане уважения его прав.

iv)Ресурсы

48.Ресурсы, выделяемые на систему интернатов АСУП (называемые «материальной помощью»), свидетельствуют о благотворительном подходе государства к этому вопросу. Максимальный размер субсидии, разрешенный законом, составляет 65 % от общего объема расходов, однако такие субсидии предоставляются только в исключительных случаях. Поэтому АСУП вынуждены финансировать оставшуюся часть расходов путем организации благотворительных мероприятий. Само название «материальная помощь» говорит о том, что она является вспомогательной по своему характеру и далека от юридического обязательства предоставлять ресурсы, необходимые для обеспечения прав. Во время посещения страны высшие должностные лица высказали мнение, что действия по защите детей и подростков, чьи права были нарушены, представляют собой благотворительность, а не основное право детей и подростков и юридическую обязанность государства.

49.Материальная помощь предоставляется АСУП с учетом их действий, а не результатов. Помощь выделяется в зависимости от количества детей и подростков, за которыми осуществляется уход, в связи с чем выход одного из них из учреждения означает сокращение объема материальной помощи. Это служит порочным стимулом для удержания детей и подростков и непроведения работы по их реинтеграции в семью.

50.ЦИТНВ, будучи государственными учреждениями, находятся в более благоприятном финансовом положении, но, тем не менее, испытывают нехватку финансирования и, как следствие, нехватку технических, людских и материальных ресурсов для предоставления минимальных услуг, необходимых для реабилитации детей и подростков и обеспечения качества их жизни.

51.Комитет считает, что государство-участник нарушает статью 4 Конвенции, поскольку оно:

a)по-прежнему не располагает всеобъемлющим законом о детях, который бы определял правовые рамки деятельности государственных учреждений и предусматривал разработку конкретной политики и программ в отношении работы с детьми и подростками, основанной на уважении их прав;

b)не обеспечивает координацию между различными министерствами и службами, ответственными за комплексный уход за детьми и подростками в рамках системы защиты;

c)не располагает данными, которые бы позволяли получать четкое представление об общем положении детей и подростков;

d)продолжает использовать основанную на субсидиях модель финансирования системы защиты, которая перекладывает ответственность за обеспечение необходимых ресурсов для ухода за детьми и подростками на учреждения-партнеров, руководствующихся в своей деятельности благотворительностью, а не необходимостью уважения прав;

e)создало систему субсидирования АСУП, поощряющую длительную институционализацию;

f)не выделяет ЦИТНВ ресурсов в объеме, достаточном для выполнения их функций.

5.Право на жизнь, выживание и развитие

52.В соответствии со статьей 6 Конвенции Чили обязана гарантировать неотъемлемое право каждого ребенка на жизнь и обеспечивать в максимально возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка.

53.Согласно данным СЕНАМЕ, с января 2005 года по июнь 2016 года в центрах интернатного типа умерло 210 детей и подростков (40 в ЦИТНВ и 170 в АСУП). В период с 1 июля по 31 декабря 2016 года было зарегистрировано еще 46 смертей. Расследования, проведенные прокуратурой после сентября 2016 года, свидетельствуют о том, что одной из причин значительного числа этих смертей явилась серьезная халатность со стороны персонала, ответственного за уход за детьми и подростками.

54.Значительное число детей и подростков подвергаются повторной институционализации по линии программ СЕНАМЕ, при этом с каждым годом это число растет: 4168 в 2013 году, 4648 в 2014 году и 5744 в 2015 году. Первой причиной повторной институционализации является отсутствие заботы. За период с января по апрель 2016 года различными программами было повторно охвачено 3180 детей и подростков.

55.Система защиты не гарантирует разделения детей и подростков по категориям, и поэтому дети с высокой степенью сложности живут в обычных центрах защиты интернатного типа, те, чьи права были нарушены, — вместе с «нарушителями» прав, а подростки — вместе с маленькими детьми.

56.В списки ожидания в части как оценки, так и для приема в центры включены различные дети и подростки, от жертв отсутствия заботы (22 %) до жертв сексуального насилия (5,5 %), которые, пока они находятся в списках, не получают надлежащей защиты и ухода.

57.Комитет считает, что государство-участник нарушает статью 6 Конвенции, поскольку оно:

a)не обеспечивает защиту права на жизнь детей и подростков, которые повторно и на длительный срок подвергаются институционализации по линии программ интернатного типа;

b)допускает повторное помещение детей и подростков в центры, что свидетельствует о продолжении ущемления их прав в их семьях и общинах и непринятии государством мер, необходимых для скорейшего прекращения и предотвращения таких нарушений;

c)допускает составление списков ожидания, что свидетельствует о том, что государство не уделяет приоритетного внимания обеспечению надлежащего ухода за детьми и подростками, чье выживание и развитие находятся под угрозой;

d)не следит за состоянием инфраструктуры и оборудования центров, что ставит под угрозу выживание и развитие детей и подростков.

6.Недопустимость изъятия ребенка из семьи, кроме как для наилучшего обеспечения его интересов

58.В соответствии со статьей 9 Конвенции Чили обязана гарантировать право ребенка не быть разлученным со своими родителями против их воли, за исключением случаев, когда такое разлучение необходимо для наилучшего обеспечения интересов ребенка.

59.Двумя основными критериями для изъятия ребенка или подростка из семьи являются исключительные обстоятельства и временный характер институционализации. Поэтому направление ребенка или подростка в учреждение интернатного типа является мерой, которая должна приниматься после рассмотрения всех других альтернатив, позволяющих сохранить семейные узы и связи с общиной, к которой он или она принадлежит, всегда отдавая приоритет решениям, предполагающим оставление ребенка в семье, в расширенной или другой семье, а не его институционализации.

60.Как правило, судья по семейным делам принимает решение об изъятии ребенка или подростка из семьи и его передаче на попечение государства практически без участия ребенка или подростка и его семьи, особенно расширенной семьи. Такая практика не позволяет оценить ни конкретные обстоятельства, ни меры, необходимые для того, чтобы помочь семье выйти из ситуации, в которой она оказалась, чтобы ребенок или подросток мог вернуться в нее в кратчайшие сроки.

61.Большинство центров не располагает ресурсами для разработки мероприятий по реинтеграции ребенка в семью. Кроме того, технические регламенты АСУП и ЦИТНВ не содержат четких стратегий, рамок и руководящих принципов, необходимых для проведения тщательной и основанной на правозащитном подходе работы с семьями детей и подростков.

62.32,7 % центров разрешают посещения только в рабочее время, что ограничивает возможности для работы центров с членами семьи и для поддержания связей между членами семьи и детьми и подростками. 50 % центров ограничивают частоту посещений, а 30 % разрешают посещения только два в неделю. 23,3 % центров запрещают родителям участвовать в школьных собраниях, превышая тем самым ограничения, наложенные судами. 12,7 % центров сообщили о приостановке посещений из-за плохого поведения детей и подростков, при том что о приостановке посещений заявило 17,2 % детей и подростков. Половина из них считает, что не имеет возможности позвонить своим родственникам или связаться с ними, а по мнению 11,9 %, возможности для общения с родственниками существуют только во время очных встреч. Треть центров не располагает помещениями для встреч с родственниками, при этом многие из них не поощряют участия родственников в уходе за детьми и подростками.

63.57,4 % центров находятся вне общин проживания семей детей и подростков, а 7,24 % детей и подростков помещены в центры, расположенные за пределами областей, где проживают их семьи. 4,94 % детей, находящихся вдали от их семей, являются младенцами или дошкольниками.

64.Комитет считает, что государство-участник нарушает статью 9 Конвенции, поскольку оно:

a)разрешает помещать детей и подростков в учреждения интернатного типа без предоставления всем заинтересованным сторонам возможности участвовать в этом процессе;

b)не прилагает достаточных усилий для поиска альтернативных вариантов, которые бы позволяли детям жить в расширенной семье;

c)не осуществляет специальных программ для работы с семьями детей и подростков;

d)не принимает всех необходимых мер, для того чтобы дети и подростки, разлученные со своими родителями, могли пользоваться результатами инициатив, основной целью которых является восстановление их права жить, расти и развиваться в своей семье и общине;

e)не приняло четких руководящих принципов в отношении процесса реинтеграции семьи и участия семей детей и подростков, в том числе в отношении посещения детей во время их пребывания в учреждениях интернатного типа, что имеет большое значение для поддержания семейных связей и планирования возвращения детей в семейное окружение;

f)не обеспечивает достаточного количества центров в районах проживания детей и подростков, чтобы они не утрачивали связей со своими семьями.

7.Право выражать свое мнение и быть заслушанным

65.В соответствии со статьей 12 Конвенции Чили обязана гарантировать детям право выражать свои взгляды по затрагивающим их вопросам, уделяя должное внимание их мнению в соответствии с их возрастом и зрелостью, включая право быть заслушанными в ходе любого затрагивающего их судебного или административного разбирательства.

66.Большинство детей и подростков (86,4 %) заявляют, что им известны причины их помещения в центр, а 70,6 % говорят, что их информируют о том, когда проводятся слушания для пересмотра решения об их пребывании в центрах. Однако только 32,1 % сообщают о том, что у них есть возможность поговорить с судьей, а 30,8 % — с адвокатом, представляющим их интересы. Что касается центров, то 4,1 % указывают, что детям и подросткам не разрешено напрямую говорить с судьей, если их об этом просят, 20,4 % сообщают, что во время последнего визита семейных судей дети и подростки не разговаривали с ними, а 7,5 % не знают, разговаривали они с судьями или нет.

67.31,8 % центров сообщили, что не имеют протокола для регистрации жалоб и предложений или не знают о его существовании. 11,7 % центров, заявивших, что у них есть собственный протокол, указывают, что он не существует в письменном виде, в связи с чем специалисты, семьи и воспитанники центров не знают о нем и не могут воспользоваться им. 15,5 % центров сообщили, что у них нет ящика для подачи жалоб. Кроме того, 37,2 % детей и подростков считают, что специалисты центров не прислушиваются к их мнению относительно затрагивающих их вопросов.

68.Более трети центров (39,4 %) заявили, что дети и подростки не могут участвовать в принятии каких-либо решений. Только 34,7 % детей и подростков сообщили, что имеют право участвовать в принятии решений по вопросам функционирования центра и высказывать по ним свое мнение.

69.Комитет считает, что государство-участник нарушает статью 12 Конвенции, поскольку оно:

a)не предоставляет детям и подросткам надлежащую информацию и не обеспечивает понимание ими информации, с тем чтобы их мнение учитывалось в процессе, ведущем к их помещению в центры;

b)не гарантирует детям доступ к судье и адвокату;

c)не располагает четкими и известными протоколами для подачи жалоб или заявлений о нарушениях прав;

d)не гарантирует всем детям возможность быть заслушанными и высказать свое мнение о затрагивающих их решениях центров, с тем чтобы внести свой вклад в управление их повседневной жизнью.

8.Оказание надлежащей помощи родителям и законным опекунам в отношении ребенка

70.В соответствии со статьей 18 Конвенции Чили обязана оказывать надлежащую помощь родителям и законным опекунам в выполнении ими своих обязанностей в отношении ребенка.

71.Система не предусматривает принятия надлежащих и достаточных мер для поддержки семей, испытывающих эмоциональные, экономические и социальные трудности, с тем чтобы они могли выполнять свои обязанности, а дети и подростки оставались со своими семьями, и поэтому не требует осуществления эффективных действий, которые могли бы помочь предотвратить изъятие детей и подростков из их семей.

72.Комитет считает, что государство нарушает статью 18 Конвенции, поскольку не помогает надлежащим образом родителям или законным опекунам в выполнении ими своих функций по воспитанию детей, а также не располагает эффективной и достаточно масштабной сетью учреждений для оказания межсекторальной поддержки, особенно в таких областях, как здравоохранение, образование и социальное обеспечение, а также для работы с родными семьями детей.

9.Защита от насилия

73.В соответствии со статьей 19 Конвенции Чили обязана принимать все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, когда он находится на попечении родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке.

74.Согласно докладу НИПЧ, за 12-месячный период 8 из 10 детей и подростков, находящихся в центрах, подвергались наказаниям со стороны персонала. Это касается как мальчиков, так и девочек независимо от их возраста. Было сообщено о таких наказаниях, как содержание в запертом помещении, применение физических средств усмирения, холодный душ, вывод ночью во двор, запрет на общение или на участие в играх. Существуют также наказания, которые связаны с применением физического насилия и которые пытаются оправдать необходимостью «усмирения» несдержанных или эмоционально неуравновешенных детей и подростков: «их бросали на пол, им выкручивали руки» или «тетя засунула голову шестилетнего мальчика в горячую духовку, пока он не начал задыхаться».

75.Согласно информации СЕНАМЕ, в 2016 году в стадии разбирательства находилось 83 административных дела, возбужденных по факту жестокого обращения с детьми и подростками со стороны сотрудников СЕНАМЕ.

76.48,4 % детей и подростков сообщают, что постоянно подвергаются физическому или психологическому насилию со стороны своих сверстников. Со своей стороны преподаватели не проявляют особого желания сдерживать детей и подростков, а также пренебрегают серьезными последствиями, которые может иметь сопряженное с насилием поведение для их развития. 34,3 % детей и подростков указали, что они не могут попросить помощи у сотрудника центра, с тем чтобы разрешить ситуацию, связанную с нарушением их прав.

77.Комитет считает, что государство-участник нарушает статью 19 Конвенции, поскольку оно:

a)допускает практику воспитания и наказания, которая в результате бездействия или прямых действий возводит в норму насильственные отношения и жестокое обращение между самими детьми и подростками, а также между ними и взрослыми;

b)не приняло необходимые директивы и не обеспечивает надлежащую подготовку персонала ненасильственным методам воспитания и поддержания дисциплины, в результате чего контакты, общение и обращение взрослых с детьми и подростками характеризуются произволом и насилием;

c)не обеспечивает надлежащую подготовку персонала по вопросам недопущения насилия между сверстниками для снижения уровня подверженности детей и подростков агрессии в их повседневной жизни и развития ненасильственных методов разрешения конфликтов.

10.Право ребенка с инвалидностью на надлежащую заботу, с тем чтобы он мог вести полноценную и достойную жизнь

78.В соответствии со статьей 23 Конвенции Чили обязана обеспечивать ребенку с инвалидностью полноценную и достойную жизнь в условиях, которые обеспечивают его достоинство, способствуют его уверенности в себе и облегчают его активное участие в жизни общества. Она также обязана обеспечивать право ребенка с инвалидностью на особую заботу.

79.Согласно докладу НИПЧ, 15,3 % детей и подростков, поступивших в ЦИТНВ, имеют ту или иную степень инвалидности и распределены между 9 из 11 центров. Создание условий для полной физической и социальной интеграции детей и подростков с инвалидностью в центры интернатного типа требует особых усилий в плане обеспечения разумного приспособления и проведения соответствующей подготовительной работы. Однако это не предусмотрено регламентом, специалисты, отвечающие за непосредственный уход, не обучены уделять внимание разнообразию, а вспомогательный персонал, наличие которого позволило бы компенсировать эту ситуацию, отсутствует. Существует лишь 12 АСУП для лиц с инвалидностью, в которые дети и подростки обычно поступают в раннем возрасте и остаются на всю жизнь. Во многих случаях институционализация происходит из-за того, что у семей нет ни ресурсов, ни подготовки для ухода за детьми и подростками с инвалидностью. В этих центрах материальная помощь, предоставляемая СЕНАМЕ, покрывает лишь приблизительно 20 % расходов, и им приходится изыскивать остальные средства посредством привлечения благотворительной помощи. В этих центрах очень немногие дети и подростки поддерживают контакт со своими семьями и редко возвращаются к ним. Кроме того, государство не помогает покрывать расходы возможных приемных семей, даже если они и появляются. Дети и подростки покидают такие центры в исключительных случаях, поскольку они располагают своими собственными специальными школами, медицинскими и реабилитационными службами.

80.Комитет считает, что государство-участник нарушает статью 23 Конвенции, поскольку оно:

a)не оказывает необходимую поддержку семьям с детьми с инвалидностью для предотвращения их помещения в специализированные учреждения;

b)не оказывает необходимую поддержку детям и подросткам с инвалидностью, с тем чтобы они могли вести полноценную и достойную жизнь в условиях, которые обеспечивают их достоинство;

c)сохраняет систему сегрегации в конкретных центрах, которая приводит к исключению детей и подростков с инвалидностью из их социальной среды и их изоляции.

11.Право на наивысший достижимый уровень здоровья

81.В соответствии со статьей 24 Конвенции Чили обязана гарантировать право ребенка на наивысший достижимый уровень здоровья и на услуги по лечению заболеваний и восстановлению здоровья.

82.От 35 до 44 % детей и подростков, проживающих в центрах, не имеют обновленной медицинской карты. В нескольких докладах были выявлены дети и подростки с хроническими заболеваниями, которые не получают лечения. По состоянию на декабрь 2016 года из 1334 детей и подростков с «трудноизлечимыми физическими и психическими патологиями» только 164 получили ту или иную помощь от государственной сети здравоохранения.

83.Министерство здравоохранения признало, что 69,1 % детей в учреждениях имеют психические расстройства, однако специалистов, которые могли бы оказывать услуги по охране психического здоровья, не хватает. СЕНАМЕ располагает 17 психиатрами в 8 из 15 областей страны, т. е. одним психиатром на каждые 8560 подведомственных ему детей и подростков или одним психиатром на каждые 470 детей и подростков, находящихся в учреждениях интернатного типа.

84.Лекарственные препараты вводятся детям и подросткам без должной осмотрительности и надлежащего медицинского надзора, в результате чего они ежемесячно получают более 10 000 доз психотропных веществ. Согласно докладу НИПЧ, половина детей и подростков сообщили, что они принимают лекарства для поддержания психического здоровья, хотя собираемая клиническая информация не включает психологическую или психиатрическую оценку специалистом, поскольку эти оценки проводятся техником и врачом общей практики. Психиатрических служб для страдающих алкоголизмом и наркоманией в учреждениях интернатного типа практически не существует. Персонал, непосредственно работающий с детьми, прибегает к медикаментам без медицинского контроля, зачастую для того, чтобы успокоить детей и подростков.

85.68,6 % детей и подростков в возрасте 14 лет и старше имеют симптомы, которые заставляют подозревать, что они страдают от депрессии; 26,2 % из них сказали, что чувствуют себя так более года; 45,3 % заявили, что не обращались к психологу или психиатру ни в центре, ни за его пределами.

86.Комитет считает, что государство-участник нарушает статью 24 Конвенции, поскольку оно:

a)не обеспечивает проведения на систематической основе оценки здоровья поступивших в центры детей и подростков;

b)не обеспечивает широкого доступа к услугам по охране психического здоровья;

c)не имеет планов в отношении детей и подростков с проблемами психического здоровья, психиатрическими или неврологическими расстройствами или алкогольной и наркотической зависимостью, а также не обеспечивает подготовки персонала, непосредственно работающего с детьми, и контроля за произвольным применением им психотропных препаратов;

d)не располагает достаточным количеством специализированных реабилитационных программ надлежащего качества, равно как и регламентами, для проведения мониторинга и регулярной оценки.

12.Право на образование

87.В соответствии со статьей 28 Конвенции Чили обязана гарантировать право на образование.

88.Согласно докладу Хелдреса, половина детей и подростков, находящихся в центрах, отстают в учебе на два года, а многие из них являются неграмотными. В докладе НИПЧ за 2017 год было отмечено, что 19,8 % детей и подростков имеют плохую успеваемость, при этом 21,7 % из них не получают помощи в выполнении домашних заданий. Кроме того, 7 % детей и подростков не умеют читать и/или писать, и такой же процент не посещает школу.

89.Подавляющее большинство детей и подростков посещают публичные школы, но ни учителя, ни персонал не подготовлены и не информированы должным образом для учета их особого положения и поэтому не уделяют им необходимого внимания. В некоторых случаях учреждения интернатного типа имеют свои собственные школьные классы, что означает социальную изоляцию детей и подростков. Все это не способствует компенсации, устранению или минимизации последствий нарушений прав детей и подростков, что серьезным образом сказывается на уровне их образования.

90.Комитет считает, что государство-участник нарушает статью 28 Конвенции, поскольку оно:

a)не принимает соответствующих конкретных мер, и в частности не обеспечивает надлежащую подготовку преподавателей и персонала в части физической, эмоциональной и психологической уязвимости детей и подростков в контексте инклюзивного образования при одновременном обеспечении защиты, что приводит к большому отставанию в учебе;

b)не принимает необходимые меры для обеспечения того, чтобы дети и подростки, находящиеся в системе интернатного типа, имели доступ к образованию наравне с другими детьми и подростками.

13.Право на отдых, досуг и культуру

91.В соответствии со статьей 31 Конвенции Чили обязана гарантировать право ребенка на отдых и досуг, право участвовать в играх и развлекательных мероприятиях, соответствующих его возрасту, и свободно участвовать в культурной жизни и заниматься искусством.

92.В центрах нет приспособленных для игр мест, имеющийся инвентарь находится в неудовлетворительном или плачевном состоянии, посадки запущены, в бассейнах грязная вода, и ими никто не пользуется, на спортивных площадках нет колец и сеток, ворота заржавели, укрыться от солнца или дождя негде. Кроме того, ощущается нехватка открытых пространств для отдыха, и только 59,3 % центров имеют зеленые зоны.

93.43,2 % детей и подростков сообщают, что у них нет игрушек или игр; только 57,1 % заявили, что у них есть книги, а 29,3 % центров не имеют библиотек. Доступ к компьютерам и Интернету ограничен (46 %). Преобладает телевидение (91,9 %), что может быть контрпродуктивным без надлежащего контроля. Лишь 25 % детей и подростков ежедневно занимаются активным отдыхом. Дети и подростки сообщили, что им скучно и что в центрах не предусмотрены дополнительные или социально-воспитательные мероприятия, такие как мастер-классы или экскурсии.

94.Комитет считает, что Чили нарушает статью 31 Конвенции, поскольку не предоставляет детям и подросткам, находящимся в учреждениях интернатного типа, всех возможностей играть и участвовать в рекреационных мероприятиях, соответствующих их возрасту, в частности с учетом того, что игра или художественное самовыражение могут помочь детям и подросткам, чьи права были нарушены, вывести наружу свои душевные травмы или тяжелый жизненный опыт и таким образом преодолеть их. С другой стороны, избыток в некоторых учреждениях свободного времени в сочетании с нехваткой мероприятий и программ для игр и отдыха приводит к бездеятельности, которая может негативно сказаться на развитии и психическом здоровье детей и подростков.

14.Защита от сексуальной эксплуатации и сексуальных надругательств

95.В соответствии со статьей 34 Конвенции Чили обязана защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения, включая склонение или принуждение ребенка к любой незаконной сексуальной деятельности и использование ребенка в целях эксплуатации в проституции или в другой незаконной сексуальной практике.

96.В зависимости от области сексуальное насилие является второй или третьей основной причиной поступления в учреждения системы СЕНАМЕ, а помещение в эти учреждения вновь создает для детей и подростков риск подвергнуться такому насилию. После 2012 года в результате расследований, проведенных судебными органами, прокуратурой и НИПЧ, были выявлены случаи сексуального насилия над детьми и подростками со стороны их сверстников и сотрудников центров, а также случаи сексуальной эксплуатации детей и подростков взрослыми.

97.В докладе Хелдреса сообщается о большом количестве сексуальных злоупотреблений, например в интернате «Ахлясга де Арика» существовала сеть детской проституции, которой было охвачено 24 девочки. В результате расследования два сотрудника этого учреждения были официально привлечены к ответственности за сексуальную эксплуатацию детей. В январе 2016 года в городе Фрейрина была ликвидирована сеть сексуальной эксплуатации девочек из учреждения СЕНАМЕ.

98.В докладе НИПЧ сообщается о выявлении за год, предшествовавший его публикации, в общей сложности 34 случаев сексуального насилия над детьми и подростками, главным образом над девочками. Сообщения о сексуальном насилии поступили от детей и подростков из 20 центров, расположенных в 9 различных областях. Насилие было совершено другими детьми и подростками, взрослыми, работавшими в центре, или неизвестными лицами. Большинство детей сообщили, что они до сих пор поддерживают контакт с лицом, совершившим над ними насилие, а половина заявила, что подверглась повторному насилию. Две трети детей и подростков сообщили, что подверглись или стали подвергаться насилию, когда им еще не исполнилось 14 лет.

99.Во время посещения страны эксперты были шокированы рассказами бывших воспитанников интернатов: «ночью я вымазывался своими фекалиями, чтобы они ко мне не подходили», «когда я приехал, я услышал, как они делили вновь прибывших: этот мой».

100.Две трети центров сообщили, что получили от СЕНАМЕ инструкцию о действиях в случае выявления фактов сексуального насилия, остальные ничего не сообщили или заявили, что не знают о существовании такой инструкции.

101.Что касается подготовки, то только 15,9 % центров сообщили, что их сотрудники прошли ту или иную подготовку по вопросам предотвращения сексуального насилия, и лишь 6,6 % сотрудников заявили, что прошли такую подготовку в течение последнего года.

102.Комитет считает, что государство-участник нарушает статью 34 Конвенции, поскольку оно:

a)не принимает мер для предотвращения сексуального насилия над детьми и подростками со стороны их сверстников, а также со стороны взрослых, которые обязаны их защищать;

b)не предпринимает своевременных и эффективных действий в случаях, когда становится известно о сексуальном насилии;

c)не обеспечивает наличие, знание и соблюдение в ряде центров конкретных инструкций, содержащих руководящие указания в отношении действий в случаях сексуального насилия и/или их предотвращения, в результате чего о них ничего не сообщается, а если и сообщается, то административные и судебные органы не принимают своевременных мер, что ведет не принимаются своевременно, способствуя тем самым безнаказанности;

d)не обеспечивает надлежащей подготовки персонала по вопросам предотвращения сексуального насилия.

15.Свобода от пыток и жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения

103.В соответствии со статьей 37 а) Конвенции Чили обязана обеспечивать, чтобы ни один ребенок не подвергался пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и наказания.

104.В декабре 2016 года стало известно, что 25 детей в центре «Плайа Анча» в Вальпараисо стали жертвами жестокого обращения и избиений со стороны сотрудников учреждения. В мае 2016 года поступили сообщения об актах насилия в отношении детей и подростков с инвалидностью, совершенных директором и персоналом центра «Алиуэн» в Сантьяго.

105.В начале 2017 года прокурор, отвечавший за уголовное расследование смерти 11-летней Лисетте Виллы в центре «Галварино», пришел к выводу о том, что девочка скончалась в результате физического насилия со стороны лиц, отвечавших за уход за ней, и в марте 2017 года подал в суд жалобу в отношении восьми человек, обвинив их в совершении преступлений, связанных с применением пыток и незаконным принуждением.

106.Дети и подростки, находящиеся в учреждениях интернатного типа, сообщили о таких видах жестокого обращения, как психологическое давление; крик; содержание в запертом помещении; социальная изоляция или угрозы насилием; легкие формы физического насилия, например таскание за волосы, дергание за уши, толчки или пощечины; и тяжелые формы физического насилия, включая избиение ремнем, кулаками и различными предметами, причинение ожогов сигарой или горячей водой и даже угроз ножом или оружием.

107.Комитет считает, что государство-участник нарушает статью 37 a) Конвенции, поскольку оно:

a)не обеспечивает защиты находящихся на его попечении детей и подростков от пыток и/или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, т. е. практики, которая была возведена в норму на том основании, что она является формой поддержания дисциплины и усмирения. Эта практика применяется в государственных учреждениях государственными служащими или в АСУП лицами, выступающими в официальном качестве, причиняя физический и/или психический вред детям и подросткам с целью их наказания, что может быть классифицировано как пытки;

b)не принимает своевременно меры для прекращения применения и искоренения практики пыток и/или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения в центрах.

B.Присвоение государству ответственности за нарушения

108.Государство несет прямую ответственность за нарушения, совершенные в ЦИТНВ, а также за нарушения, совершенные в АСУП и других центрах. Это обусловлено не только отсутствием надзора, но и тем, что эти центры для целей присвоения ответственности должны рассматриваться как представители государства, поскольку они выполняют функции, делегированные им государством. Как отметил Комитет, государства не освобождаются от своих обязательств по Конвенции и протоколам к ней, когда их функции делегируются или передаются в ведение частных предприятий или некоммерческих организаций. (CRC/C/GC/16, пункт 25).

109.В свете настоящего доклада Комитет считает, что государство-участник нарушило следующие статьи Конвенции: статью 2; пункты 1 и 2 статьи 3; статьи 4; 6; 9; 12; 18; 19; 20; 23; 24; 25; 28; 31; 34; пункт a) статьи 37 и статью 39. Эти статьи следует рассматривать в совокупности с замечаниями общего порядка № 1 (2001) о целях образования; № 5 (2003) об общих мерах по осуществлению Конвенции; № 8 (2006) о праве ребенка на защиту от телесных наказаний и других жестоких или унижающих достоинство видов наказания; № 9 (2006) о правах детей-инвалидов; № 12 (2009) о праве ребенка быть заслушанным; № 13 (2011) о праве ребенка на свободу от всех форм насилия; № 14 (2013) о праве ребенка на уделение первоочередного внимания наилучшему обеспечению его интересов; № 15 (2013) о праве ребенка на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья; № 17 (2013) о праве ребенка на отдых, досуг, участие в играх, развлекательных мероприятиях, культурной жизни и праве заниматься искусством; и № 19 (2016) о государственных бюджетных ассигнованиях для осуществления прав детей, а также Руководящими указаниями по альтернативному уходу за детьми.

C.Серьезный или систематический характер нарушений

110.В соответствии с правилом 35 правил процедуры Комитет должен оценить, являются ли нарушения прав грубыми и/или систематическими.

111.Комитет считает нарушения «грубыми», если они с большой степенью вероятности могут причинить жертвам значительный ущерб. Определение относительно серьезности нарушений должно учитывать масштабы, распространенность, характер и последствия выявленных нарушений.

112.Термин «систематические» относится к организованному характеру деяний, ведущих к нарушениям, и отсутствию вероятности их случайного совершения.

113.Комитет оценивает серьезность нарушений в Чили в свете вреда и страданий, причиненных детям и подросткам в системе интернатов СЕНАМЕ. От нарушений прав пострадали тысячи детей и подростков, попавших в учреждения интернатного типа. Такая ситуация наблюдается по всей стране и уже давно. Выявленные нарушения носят масштабный характер и имеют долгосрочные последствия. Кроме того, степень тяжести выявленных нарушений возрастает в связи с закрепленным в статье 20 Конвенции обязательством государства гарантировать право на «особую» защиту и помощь.

114.Систематический характер нарушений обусловлен, с одной стороны, сохраняющейся системой защиты, которая основывается на ассистивном подходе и патерналистской логике государства, а с другой стороны, постоянным бездействием и неспособностью изменить законы, политику и практику, которые, как известно из различных докладов властей, служат причиной постоянных нарушений прав детей и подростков, находящихся на попечении государства.

115.Комитет считает, что государство-участник несет ответственность за:

a)грубые нарушения прав, закрепленных в Конвенции, поскольку чилийская система защиты, предусматривающая помещение детей в учреждения интернатного типа, является на протяжении уже длительного периода времени причиной широкомасштабного ущемления прав тысяч детей и подростков, находящихся на попечении государства, и в частности:

i)нарушение своего обязательства соблюдать права детей и подростков во время их пребывания в учреждениях интернатного типа, находящихся в непосредственном ведении государства, следствием чего является двойная виктимизация детей и подростков со стороны персонала;

ii)нарушение своего обязательства обеспечивать защиту, поскольку оно не обеспечивает детям и подросткам, помещаемым в учреждения интернатного типа, надлежащую защиту и заботу в случае нарушения их прав, равно как и уход, необходимый для их физического и психологического восстановления и реабилитации;

iii)нарушение своего обязательства обеспечивать соблюдения прав детей и подростков по причине непринятия эффективных и своевременных мер с целью прекращения нарушений прав как в родных семьях детей, так и в учреждениях интернатного типа, находящихся в частном управлении;

b)систематические нарушения прав, закрепленных в Конвенции, вследствие:

i)отсутствия всеобъемлющего закона о защите детей, основанного на правозащитном подходе;

ii)существования и по-прежнему широкого применения судебных мер, которые не служат целям защиты и реабилитации;

iii)сохранения административного устройства СЕНАМЕ, которое является ненадлежащим с точки зрения людских и финансовых ресурсов;

iv)неспособности и/или нежелания принимать эффективные и своевременные меры, хотя о состоянии системы защиты, предусматривающей помещение детей в учреждения интернатного типа, хорошо известно из официальных докладов исполнительной, судебной и законодательной власти.

VI.Рекомендация, требующая срочного выполнения

116.После посещения страны Комитет направил государству-участнику письмо, в котором выразил глубокую обеспокоенность состоянием инфраструктуры ЦИТНВ «Плайа Анча» в Вальпараисо. По мнению Комитета, условия в этом центре сами по себе представляют собой нарушение Конвенции, в частности пункта 2 статьи 6 и статьи 39.

117.С учетом неотложного характера ситуации Комитет настоятельно призвал государство-участник:

a)немедленно закрыть учреждение интернатного типа ЦИТНВ «Плайа Анча»;

b)провести исчерпывающий анализ индивидуальных обстоятельств каждого ребенка, находящегося в этом центре, приняв во внимание его права и особые потребности; и

c)обеспечить детям и подросткам надлежащий уход с учетом их индивидуальных потребностей.

118.В своем ответе государство-участник заявило, что выполнит эту просьбу, и обязалось закрыть центр в апреле 2018 года.

VII.Рекомендации

A.Предупреждение и защита

119.Комитет не считает, что описанные выше нарушения являются следствием стечения конкретных обстоятельств, действий конкретных лиц или определенного положения вещей, но придерживается мнения, что их совершение на протяжении почти 40 лет и отсутствие мер по исправлению положения, несмотря на неоднократные жалобы и замечания, свидетельствуют о наличии структурных причин, которые и обусловили такую ситуацию.

120.В этой связи Комитет считает, что существует четыре основных структурных причины, по которым совершаются грубые и систематические нарушения, описанные в настоящем докладе: a) попечительский подход к детям; b) неправильное понимание субсидиарной роли государства; с) чрезмерное участие судебных органов в функционировании системы; d) недостаточная обеспеченность системы людскими, техническими и финансовыми ресурсами.

121.В Чили до сих пор действует система опеки и попечительства, предусмотренная Законом о несовершеннолетних № 16618 от 1967 года. В рамках этой системы дети и подростки рассматриваются в качестве «объектов защиты», а не «субъектов права» согласно обозначенному в Конвенции сдвигу парадигмы. Комитет в своих заключительных замечаниях 2015 года в отношении Чили выразил обеспокоенность по поводу этого попечительского подхода, который противоречит законодательству, признающему и гарантирующему права всех детей и подростков. Из-за такого подхода отсутствует политика в области предотвращения нарушения прав, а благотворительность, предоставление «крова и пищи» или «изъятие из семьи» считаются достаточными для защиты детей и подростков, чьи права были нарушены, и никто не заботится о применении комплексного подхода, который бы позволил задействовать четкие механизмы участия, защиты и охраны их прав.

122. Комитет рекомендует государству-участнику принять предусмотренную Конвенцией парадигму комплексной защиты , и в частности:

a) незамедлительно принять закон о комплексной защите детей и обеспечить его соответствие Конвенции;

b) поощрять права всех детей и подростков и разработать программы для оперативного выявления риска их нарушения;

c) оказывать соответствующую помощь семьям в выполнении родительских обязанностей с целью уменьшения необходимости в альтернативном уходе;

d) защищать детей и подростков, чьи права были нарушены, посредством принятия мер, в рамках которых приоритет отдается помещению детей в патронатные, расширенные или другие семьи, а не в учреждения интернатного типа; и проводить работу с семьями с целью возвращения детей и подростков, если это отвечает их наилучшим интересам.

123.Концепция субсидиарного государства лежит в основе чилийской конституционной системы. Согласно этой концепции, государство должно вмешиваться только тогда, когда гражданин не может что-то сделать сам или совместно с другими. Как следствие государство предоставило заботиться о детях и подростках, нуждающихся в защите, главным образом частным учреждениям, а не благотворительным организациям, как это было раньше. В контексте международного права прав человека государства имеют три вида обязательств: уважать, защищать и осуществлять права человека, и ничто не мешает государству полагаться на частный сектор для выполнения этих обязательств. Однако Комитет подчеркивает, что ответственность за разработку, осуществление, обеспечение исполнения и оценку государственной и социальной политики в отношении детей лежит на государстве, и, хотя оно может полагаться на гражданское общество в достижении поставленных целей, оно не может делегировать свою ответственность.

124.Комитет рекомендует государству-участнику взять на себя полную ответственность за регулирование, контроль и финансирование мер по обеспечению уважения, защиты и осуществления всех прав детей и подростков в рамках системы защиты, и в этой связи:

a) внести поправки в Закон о субсидиях, с тем чтобы АСУП соблюдали стандарты качества в части как количества и уровня квалификации персонала, так и качества помещений и разработки программ реабилитации детей и подростков, а также работы с семьями, в соответствии с Конвенцией и Руководящими указаниями по альтернативному уходу за детьми;

b) выделять достаточные финансовые и технические ресурсы для соблюдения этих стандартов;

c) создать эффективные механизмы надзора.

125.Существует консенсус в отношении чрезмерного участия судебных органов в функционировании системы. На судей возложено принятие всех мер защиты, от амбулаторных до предусматривающих помещение детей в учреждения интернатного типа. Но они не имеют ни знаний о мерах, альтернативных институционализации, ни времени, необходимого для изучения каждого отдельного случая, ни подготовки для того, чтобы определять, какая социальная мера является наиболее подходящей для каждого ребенка или подростка. Хотя решения об изъятии детей из семьи принимают лишь суды, административные системы защиты, укомплектованные специально подготовленным персоналом, более эффективны в плане проведения превентивного наблюдения за детьми и подростками, подвергающихся риску, а также применения мер, наиболее соответствующих индивидуальным особенностям каждого ребенка, и предложения мер, которые не существуют. Естественно, что наряду с такими административными системами должен существовать механизм для обжалования в суде всех действий, которые могут затрагивать жизнь детей и подростков.

126. Комитет рекомендует государству-участнику снизить роль судов в системе защиты и, в частности:

a) создать специализированную административную службу защиты, которая бы располагала достаточными ресурсами, была полностью осведомлена о существующих средствах правовой защиты, гарантирующих соблюдение всех прав, выявляла имеющиеся недостатки, осуществляла наблюдение за каждой конкретной ситуацией риска и была правомочна принимать необходимые меры для предотвращения нарушения прав, обеспечения соответствующей защиты и исправления ситуации;

b) установить четкие и строгие критерии для принятия решений об альтернативном уходе за детьми и подростками, а также процедурные гарантии, обеспечивающие осуществление права ребенка на уделение первоочередного внимания наилучшему обеспечению его интересов и надлежащий учет мнений всех сторон;

c) регламентировать процедуру судебного обжалования действий административной системы;

d) усилить роль Управления Омбудсмена по делам детей как органа надзора за соблюдением прав детей и подростков в системе защиты.

127.Наконец, существует структурная нехватка специализированных людских, технических и финансовых ресурсов, необходимых для выполнения обязательства по обеспечению особой защиты и помощи, на которые имеют право дети и подростки, временно или постоянно лишенные своего семейного окружения. Специалистов, работающих в системе, недостаточно, при этом многие из них не обладают достаточной квалификацией для выполнения своих функций и не должны находиться в системе.

128. Комитет рекомендует государству-участнику:

a) обеспечить систему достаточными и специализированными людскими, техническими и финансовыми ресурсами;

b) создать программы непрерывной и специализированной подготовки персонала, работающего в системе;

c) создать эффективные процедуры для надзора за персоналом, работающим в системе, а также для его наказания и отстранения в случае нарушения прав детей и подростков.

B.Возмещение ущерба жертвам

129.В соответствии со статьей 39 Конвенции Чили обязана принимать все необходимые меры, для того чтобы содействовать физическому и психологическому восстановлению и социальной реинтеграции ребенка, являющегося жертвой: любых видов пренебрежения, эксплуатации или злоупотребления; пыток или любых других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения, наказания, и чтобы восстановление и реинтеграция осуществлялись в условиях, обеспечивающих здоровье, самоуважение и достоинство ребенка.

130.Комитет хотел бы подчеркнуть, что в случае данного конкретного расследования государство-участник несет повышенные обязательства в части предоставления возмещения жертвам, поскольку государство непосредственно ответственно за нарушения прав многих детей и подростков, помещенных в центры защиты, как в результате действий или бездействия исполнительной, законодательной и судебной власти, так и в результате действий или бездействия должностных лиц СЕНАМЕ и работников АСУП.

131. Комитет рекомендует государству-участнику:

a) создать механизмы возмещения ущерба жертвам как нынешних, так и прошлых нарушений, уделив при этом приоритетное внимание их праву быть услышанными и выразить свою боль;

b) разработать план действий по возмещению ущерба, который бы охватывал такие области, как здравоохранение, особенно психологического лечения; образование; обеспечение жильем и правосудие, и предусматривал предоставление, в случае необходимости, финансовой компенсации.

132. Комитет рекомендует государству-участнику принять в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе все необходимые меры для незамедлительного выполнения вышеизложенных рекомендаций и обеспечить защиту, уважение и осуществление всех прав детей и подростков, находящихся в учреждениях системы защиты.

C.Последующие действия

133. Комитет просит государство-участник в течение шести месяцев проинформировать его о принятых и намеченных мерах, в том числе о срочных мерах, запрошенных в феврале 2018 года, и рекомендует ему распространить выводы и рекомендации Комитета.